• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: миссия (список заголовков)
21:24 

священник Александр Задорнов, преподаватель МДАиС

http://vadimb.livejournal.com/107388.html


Недавно открыл для себя о.Александра. Рецензия на фильм Копполы. О Дионисе как прообразе неиссякаемой жизни. Хайдеггер и нацизм. Миссия как легитимный повод у войне. Читаем и наслаждаемся.


Вопрос о легитимности и моральном праве христианских лидеров на завоевание новых территорий во имя миссии, выраженном в латинизме justa causa belli ('законный повод к войне')



Завоевание новой территории, духовное ли, или всего лишь политическое, не избавляет от главного условия любого завоевания — ведения военных действий. Когда прошла первая волна всеевропейского энтузиазма по поводу связанных с новыми территориями возможностей, пришла пора задуматься над первой задачей для мира, продолжающего считать себя христианским, — евангельской проповедью в землях, подвергшихся такому завоеванию.

Доказательству приоритета миссии перед войной (а не наоборот), первенства Креста перед пушками в деле обретения новых земель посвящены лекции знаменитого доминиканского богослова XVI столетия Франсиско де Виториа. Его деятельность богослова, юриста, королевского консультанта и основателя саламанкской школы неосхоластики включала в себя и рассмотрение права христианских государей на войну во имя миссии, становящейся тем самым законным правом такой войны.

Как отмечал немало занимавшийся наследием саламанкского профессора Карл Шмитт, именно папское поручение осуществлять миссионерскую деятельность было истинным правовым основанием конкисты. Гуманность и некоторая идеалистичность законов, входящие в противоречие с действительной историей завоевания испанцами Америки, призвана указать на справедливую причинно-следственную связь миссии и войны, где первая всегда должна служить поводом для второй, но никак не наоборот.

Законность и справедливость — два принципа философии права испанского богослова, когда-то в Париже общавшегося с Эразмом Роттердамским, но совершенно равнодушного к светскому гуманизму. Его гуманизм — не заискивающий перед миром для гипотетического обращения малой его части путём компромиссов, но гуманизм воина, готового воевать ради такого обращения.

Такой гуманизм не имеет ничего общего с гуманизмом своего современника, отца модерна Ф. Бэкона, заявившего о вечном осуждении индейцев самой природой. Коллеги и поклонники английского философа с радостью повторяли слова Аристотеля о природном рабстве варваров, игнорируя замечание блаженного Августина о человечности («гуманизме»!) этих варваров. Изъяв из аргументации Виториа богословскую составляющую, его последователь и коллега в основании принципов современного международного права Гуго Гроций не смог даже теоретически защитить индейские племена от геноцида протестантскими собратьями с помощью указания на их якобы скандинавское происхождение.

Показавший разницу этих типов европейского гуманизма, немецкий юрист Карл Шмитт в своей книге «Номос земли» отмечает, что XVI век был всё ещё «слишком христианским» для того, чтобы тезис о непринадлежности американских народов к роду человеческому имел серьёзное значение для права войны. Лишь потом, с торжеством принципа "Silete theologi in munere alieno!" и победой европейского псевдомодерна, демон идеи борьбы просвещённых цивилизаторов и прогрессоров с отсталыми дикарями был выпущен на свободу. Результат — перед нашими глазами.

Виториа предлагал совершенно иной вариант гуманизма и, соответственно, модерна. Пресловутый союз протестантской этики и духа капитализма не был так уж предопределён, как это кажется сегодня социологам и экономистам. Ещё при жизни Лютера испанский богослов прямо заявил, что коммерция служит общественному благосостоянию и посему не может быть осуждаема Церковью. Теория справедливой цены, независимой от изначальной себестоимости товара, отрицание супремии равно императора и папы, которому государи подчиняются лишь как духовные чада, но не как политики, — вот черты несостоявшегося альтернативного модерна, предполагавшего для своего существования и особый тип христианской миссии.

Мы не можем гадать, чем стали бы Петровские реформы для России, избери великий преобразователь образцом не хилый росток модерна, но его альтернативный проект. Проект, оставшийся в долго лежавших неопубликованными правовых трудах Виториа, антикартезианской историософии Вико, апологетике Паскаля и янсенистов... Эта другая Европа смогла бы лучше понять Россию, стать открытой к её христианской миссии — как была открыта сама Россия к немецкой мысли и французскому стиху.

Если этого не случилось, если мы имеем дело с тем миром, что поглотил миссию христианского модерна, то оставим на время разговор об установлении миссионерских границ и невозможности выхода за них из-за боязни неполиткорректно нарушить чей-то сон в отстаивании территории Respublica Christiana. Церкви воинствующей не подобает страшиться борьбы на этом пространстве. Пусть миссия будет законным поводом к такой войне.

http://bogoslov.ru/text/408379.html

Рецензия на фильм "Без старости юность, без смерти жизнь". Последний шедевр Копполы снятый по повести Мирча Элиаде "Юность без юности"


У Элиаде главный персонаж - жадно тянущийся к знанию учёный, для которого, как у Авиценны, «Ангел Знания и Ангел Откровения совпадают». Переполняющее его знание таково, что интриги румынских, немецких или американских спецслужб кажутся настолько из другого мира, что мысль читателя даже не следит за этим сюжетным поворотом.


Образ героя в фильме Копполы усложнён темой двойника. Это не «тёмный двойник» в гоголевском стиле, сепарация от которого - часть инициатической практики, столь подробно и неоднократно описанной тем же Элиаде. Но это и не портрет Дориана Грея, сопровождающий своего нестареющего или, вернее, вернувшего молодость хозяина. Скорее, режиссёр делает двойника профессора Доминика Матея помощником в саморефлексии. Неслучайно столь часто здесь появляется зеркало, в осколках которого в итоге двойник и пропадает.


«Рефлексия» и есть ключевое слово для понимания разницы между текстом Элиаде и фильмом Копполы. Румынский феноменолог религиозных явлений и американский мастер языка кино несопоставимы именно по причине несовпадения стиля мышления. Совпадают они только в одном: оба не любят метафизику.


http://bogoslov.ru/text/296417.html


Рецензия на книгу Карла Кереньи "Дионис: Прообраз неиссякаемой жизни"


Пожалуй, лишь две европейские культуры последних двух веков – немецкая и русская – оказались столь восприимчивы к дионисийской стихии. Восприимчивость, конечно, не означает одинакового решения одних и тех же вопросов – например, кардинального вопроса противопоставления дионисизма и христианства, впервые в ясном виде поставленного Ницше.


Под критику Кереньи попадает не  только немецкое освещение темы Диониса, но и инспирированная ницшеанством русская интерпретация. Скажем о последней подробнее. Ещё Вячеслав Иванов в статье «Ницше и Дионис» подчёркивал, что певец Заратустры получил на эллинской почве два дара: от Аполлона - дар видения (классическая филология); от Диониса - слух (музыка Вагнера). Эта идея вполне укладывается в схему серебряного века - достаточно вспомнить идею Флоренского о слуховом и зрительном символе, синтезирующемся в богослужении при храмовом сочетании пения и иконостаса. Дионис Ницше для Иванова - героический бог, а не страдалец, как, скажем, у Андрея Белого. И только перед сумасшествием и смертью наступает у Ницше прозрение и «это запоздалое и нечаянное признание родства между дионисийством и так ожесточённо отвергаемым дотоле христианством потрясает душу подобно звонкому голосу тютчевского жаворонка, неожиданному и ужасному, как смех безумия - в ненастный и тёмный, поздний час». Отсюда и вывод о том, что антихристианство Ницше - от соблазна «аполлонийством». В подлинном же христианстве есть начало Диониса страдающего. Тем самым учение о сверхчеловеке - критическая точка поворота Ницше от «своего бога» Диониса к Аполлону. Антидионисийский полюс здесь - и есть идея «воли к власти». 


Вообще говоря, свободен почти ото всей предшествующей традиции рассмотрения мифологии «прибывающего бога». Даже от установок наиболее ему близкого тюбингенского парофессора Вальтера Ф. Отто, фрагменты «Диониса» которого недавно перевёл главный российский «дионисовед» Евгений Головин.


Чтение этих страниц  у Кереньи должно отрезвляющим образом подействовать на слишком доверяющих специфическому русскому «дионисийству» (а к их числу относится даже Аверинцев). Тот же Иванов, проследив в своей знаменитой работе «Дионис и прадионисийство» развитие «идеи страдающего божества» от менад, островного и материкового вариантов дионисова культа и орфиков,  приходит к следующему выводу: «Богопочитание Диониса, - новый факт религиозной жизни эллинства, - делается, как хтонический культ универсального бога-героя, общим вместилищем всего, отмеченного печатью пафоса и энтузиазма, - и в то же время, как олимпийский культ небесного Зевса в его сыновней ипостаси, источником самобытного катарсиса». Понятно, куда клонит Иванов - идея Богосыновства неизменно связывается с понятием очистительного страдания. От очистительного страдания, следуя этой мысли, недалеко до страдания очищающего и тем самым - искупительного.


http://bogoslov.ru/text/251444.html


Рецензия на книгу Франсуа Федье "Хайдеггер: Анатомия скандала "


Как всегда лаконично высказался по этому поводу Бибихин, вспомнив пребывание некоего афинского мудреца в Сиракузах; досадливо отмахнулся от самого вопроса величайший наш германист Александр Михайлов. В стране, в истории которой можно по пальцам пересчитать несдавшихся в аналогичной ситуации интеллектуалов, сама постановка вопроса о мере ответственности кажется неуместной.

Щепетильность западных интеллектуалов в отношении каких-то двусмысленностей слова и биографии лучшего философа прошлого века может показаться излишней и даже смехотворной. В самом деле, всё то, что вменяется ему в вину, если не считать ректорских служебных записок и отчётов - знаменитая речь о самоутверждении немецкого университета, столь гениально переведённая в своё время тем же Михайловым. Речь, призванная напомнить о трудовом и воинском призвании студенчества, необходимом при любом политическом режиме. Если и есть смысл оценивать этот текст в пропагандистском ключе, то это всё-таки явно «стиль Рифеншталь», но никак не Геббельс.

Вся проблема в том, что завороженность тотальностью стиля - именно тотальностью, а не примитивно понятой тоталитарностью, причём неважно - фашистского стиля или большевицкого - характерная, почти «нормальная» черта большинства европейских интеллектуалов 20-30-х годов. Одно перечисление их имён - от маргиналов до мэтров - заняло бы места больше, нежели позволяют рамки настоящей рецензии. Но характерно то, что сия завороженность стилем (не идеологией!) провоцировала невиданную творческую активность. Тот же Эрнст Юнгер подтверждает это своим не столько витальным, сколько именно креативным долголетием. «Шум и ярость» конкретной эпохи ушли, они забыты, но остались стихи Паунда, романы д'Аннунцио и Селина, тексты Хайдеггера...

http://bogoslov.ru/text/298155.html




@темы: элиаде, хайдеггер, миссия, коппола, дионис

16:25 

теория и практика


  • Одна сибирская народность говорила про пришлых староверов как о "тех у кого скот не тонет". Там и правда, каждый год река разливалась и скот гиб,   к  этому относились местные как к сезонному несчастью. Пришлые староверы же решили вопрос просто, в хлеву делали не фиксированный пол, а делали этакий плот на бревнах, который с прибытием воды и всплывал вместе со скотиной.
    Тут интересен какой момент, идеология староверов, это выделенные "мы" в мире чуждом - и потому можно к нему подходить практически. Укорененный же человек скорее будет относиться ко всему как к некому порядку, ну типа река взяла свою дань, жертва богу реки.И в том и том подходе есть плюсы, но есть и минусы: минус сектанства - цинизм или манипуляторство ко всем иным; минус укорененности - смиренность с тем с чем смиряться не стоит.




О чем это я. А все о том же надоевшим разговорам о традиции и реформах. Реформаторы циничны и промышляют манипуляцией. Традиционалисты смиренны, молитвенны и благостны. Что с того что в стране 99% людей не понимают, не хотят понять и не разделяют этой самой традиции. Это еще больше подчеркиваетуникальность людей понявших традицию и живущих в согласии с ней. Все бы хорошо, да вот только при таком подходе постоянно приходится "смиряться с тем с чем смиряться не стоит".



@темы: миссия

11:01 

методичка для критиков миссионерства

Кратко, о современных критиках методов миссионерства. Если ты задумал написать или сказать о том, что какие-то способы свидетельства о Христе являются опасными и вредными, сделай простую вещь. Подумай. Если в голове у тебя не звучит непререкаемый голос Бога: "Обличи их", то надо проделать простую операцию. Повторить то, что делают люди, которых ты собираешься критиковать и сделть это правильно. Если кто-то уже делает это и делает правильно - попроси его сказать то что хочешь сказать ты и молчи.
Пусть Ольга Арефьева критикует группу "Экзорцист", но не ты Вася Пупкин. Пусть Кураева критикует, хотя бы Осипов, но не ты Вася Пупкин. Пусть Фролова или Малера критикует Ремизов или Аверьянов, но не ты Вася Пупкин. Пусть православный корпус "Наши" критикует Олег Решетников, создавший ВПМД и Братство Православных следопытов, но не ты - Вася Пупкин. Пусть о.Сергия(Рыбко) критикует тот, кто выступает на рок-концертах и говорит о Христе, но не ты - Вася Пупкин.
Но не слышал я чтобы Олег Решетников критиковал "Наших" или Ольга Арефьева - Экзорцист, или Ремизов - Фролова, или Аверьянов - Малера. Поэтму и всем Василиям Пупкиным надо угомониться.

Маленький диалог в подтверждение

О. Филипп Парфенов
- На мой взгляд, самое главное в миссии - это любовь. Которая, по слову миссионера из миссионеров апостола Павла, "долготерпит, милосердствует, не превозносится, не гордится, не ищет своего" и т.д. Проявляющаяся деятельно, начиная с мелочей. И ненавязчиво, в том случае, если эту любовь не просят или не понимают ее. Беда наших отдельных миссионеров в том, что они настолько увлекаются своим "наступлением", что вообще забывают о том, как может их слово отозваться. И со стороны иной раз наблюдаешь, как буквально плюются люди от такого наступательного "политического" миссионерства. У некоторых это ничем не отличается от комсомольско-партийного агитпропа, увы.
consigliere_rpc- А как,на Ваш взгляд,делать не надо?
О. Филипп Парфенов - Ну далеко за примерами ходить не надо: как Кирилл Фролов, например. Как говорят в подобных случаях, "избавь нас, Боже, от таких друзей, а от врагов мы избавимся сами" :)) У меня лично возникло впечатление, что Фролов в Церкви - аналог "НАШИХ" в политической жизни. Как Вы относитесь к движению "Наши"?
Вадим Булатов - Наступательная миссия, агрессивное миссионерство. Эти термины возникли не от хорошей жизни. Многие профессиональные(синодальние) миссионеры понимают миссию вполне определенно - спасись сам и вокруг спасутся тысячи. Это пассивное миссионерство. Почитайте Агафангела, Карпенко. Если скажешь миссионерство, очень многие кивают да, да "спсутся тысячи". Приходится уточнать. Стиль жизни о.Александра Меня именно что наступательное миссионерство, непрестанные труды. Слово неудачное, соглашусь, но вполне определенное, нельзя наступать сидя в келье.
О. Филипп Парфенов - Так согласен! Опять-таки, весь вопрос в стиле, в методах, даже нюансах этих методов. Одна какая-нибудь фальшь, рекламный трюк или агитка могут разом испортить все дело. И очень многими светскими людьми современное миссионерство воспринимается именно как реклама, притом не очень качественная, за которой реально ничего ценного не имеется.
Вадим Булатов - Видите ли, поэтому и надо говорить об этом, уточнать, пробовать, а не отметать сразу. Агитация может проводиться разумно и правильно. Аркадий Малер написал вполне адекватно. Когда "элитный православный" слышит о миссионерстве(рок-концерте, молодежном съезде) он думает что его родное, интимное бросатеся в пыль, становится достоянием толпы.
Так не взыхайте, а возглавьте движение покажите как надо говорить о христианстве массам без того чтобы унижать Христа. Только такую критику агрессивного миссионерства я принимаю, когда не тычут в лицо неудачными примерами, а делают все сверхудачно.
Ругаете Кинчева за "неадекватныую проповедь" о Христе. Прекрасно. Соберите стадион и говорите так, как надо.
Ругаете группу Экзорцист (может вполне справедливо) соберите группу, которая будет пользоваться большей популярностью.
Не нравится как о.Сергий(Рыбко) ведет себя на рок-концертах. Договаривайтесь, приходите и ведите себя как надо.
Не нравится как ведет себя Фролов? Пожалуйста, откликайтесь на все политические события, печатайтесь на сопоставимых по аудитории сайтах, создайте и возглавьте свой "Союз Православных граждан" и покажите как надо это делать.
Не нравится православный корпус "Наших" -
Сделайте молодежное движение лучше чем православный корпус "Наши", потом и только потом осторожно высказывайтесь против.
http://pretre-philippe.livejournal.com/92072.html?thread=3601320#t3617704



@темы: миссия

07:01 

Этот батюшка куда-то уехал (Бог не имеет надобности в грешном муже). И слава Богу, теперь можно заняться настоящим православным мисионерством! Слава Слава Богу! Усилим благочестивый подвиг скорейшим образом и Слава Богу. Как хорошо, что этот батюшка уехал




Потом такая же картина повторилась на первой седмице Великого поста, в Вербное воскресенье, в Великий четверг… На Пасху на протяжении вот уже целого ряда лет нет такой давки в храмах, как это было ещё в начале 90-х годов. В будни мы служим буквально сами для себя, особенно вечернее богослужение. Бывают и Литургии без причастников и уже нередко. И все меньше и меньше в храмах молодежи. Теперь люди практически не венчаются. Месяцами в нашем храме нет венчаний. Сократилось число крестин. От других батюшек часто слышу одно и тоже: уменьшается количество причастников год от года.Человек привыкает ко всему. Церковный человек постепенно привыкает жить в церковном окружении, где все являются верующими, где существует свой язык общения, где тихо и уютно и все свои. Но стоит выйти за порог церковной ограды, как от этого уютного церковного мира не остается и следа. Большинство наших граждан, особенно молодёжь, не только равнодушны к Церкви, нет, они агрессивны по отношению к Церкви. Они говорят, что «пора их снова раскулачивать», «недобитков что-то много развелось» и т.д., и т.д. И это в масштабах целой страны.
этих условиях в голову приходит одна настойчивая мысль – необходимо усиление миссионерских усилий. Необходима активная внутренняя миссия. Правда, здесь затрагивается один очень болезненный и спорный для современной Русской Церкви вопрос: где границы допустимого миссионерства?
В мае 2005 года в Караваевской сельскохозяйственной академии прошла конференция «Кирилло-Мефодиевские чтения». На ней в качестве гостя выступал председатель молодежного отдела N –ской епархии, который рассказывал о православных дискотеках, о байкерских мотопробегах, о молодёжных балах-маскарадах и т.п. Причем он сам во всем участвовал. Мне запомнилась реакция молодежи, которая на конференции присутствовала, и для которой всё это говорилось и делалось. Молодые люди выражали свое недоумение по поводу таких занятий батюшки. Все единогласно высказались о несовместимости подобного поведения и священного сана. А один юноша прямо сказал, что никогда не пошёл бы к такому священнику на исповедь. И это говорили студенты, для привлечения в Церковь которых батюшка стал на путь юродства. Правда, не Христа ради. Вскоре от одного из наших семинаристов я узнал, что молодежный отдел в той епархии претерпел изменения, а этот батюшка куда-то уехал. «Не говори, ради Господа я отступил, ибо что Он ненавидит, того ты не должен делать… ибо Он не имеет надобности в грешном муже»(Сирах.15, 11-12).
А вот усиление благочестивого подвига всегда было на пользу и православным, и тем, кто рядом с ними. В вопросе же о наших путях к русскому нецерковному народу у Церкви накоплен опыт, и его просто надо начать широко использовать. Начать же делать это необходимо скорейшим образом.



  blog it



В общем я постарался выразить свои эмици в заголовке. Поражает какая-то животная брезгливость к священнику, который действительно занимается миссионерством (Бог ненавидит его и не имеет надобности в грешном муже). Приводится мнение каких-то молодых даунов. В качестве миссионерского метода предлагается усиление благочестивого подвига. Оказывается, это истинно церковный путь к нецерковному народу. И "накоплен огромный опыт". Видимо, имеется в виду Добротолюбие. Статья датирована 2006 годом. Хочется спросить. Начал ли батюшка миссионерствовать по методу Добротолюбия? Много ли он привел молодежи в храм? Сколько еще священников, занимающихся реальной работой с молодежью"куда-то уехала" (И слава, слава Богу, живому в выших на небесах. Искореняющего всякое непотребство и грех)



@темы: о.Григорий Чекменев, миссия, богвпомощь, Слава Богу

Вадим Булатов

главная